воскресенье, 20 ноября 2011 г.

четверг, 13 октября 2011 г.

Журнал "Вопросы истории фортификации"

Вышел в свет 2-й номер журнала "Вопросы истории фортификации", в котором размещены 2 мои статьи:

Иванюк С.А. Крепостные сооружения города Изюм в XVII–XVIII вв.
Иванюк С.А. Крепостные сооружения города Киев в период Великой Северной войны (1700–1721 гг.)


Ссылка на журнал:
http://ciif.3dn.ru/index/voprosy_istorii_fortifikacii_n_2_2011/0-43

воскресенье, 8 мая 2011 г.

среда, 30 марта 2011 г.

"Комендант Полтавы. Дневник обороны крепости" (рецензия)

Давно хотел приобрести DVD-диск с документальным фильмом режиссера С. Гавриленко "Комендант Полтавы. Дневник обороны крепости". Приобрел и посмотрел. Свои впечатления от просмотренного излагаю ниже.

В первую очередь хочу сказать, что тем, кто хочет почерпнуть из этого фильма какие-то новые исторические факты, я это произведение смотреть не рекомендую.
Сразу становится понятно, что работа по созданию фильма проводилась впопыхах, в надежде успеть к предстоящему юбилею – 300 лет Полтавской битвы (27.06.2009 г.). Создатели фильма этого и не отрицают, утверждая, что работа была выполнена за 2 месяца и 10 дней. Ничего не хочу говорить, но создаётся впечатление, что фильм создан, как и большое количество книг о Полтавской битве, с датой выхода: “2009 год”, в угоду торжественному юбилею. Причём действительную ценность представляют единицы из них, большинство же авторов выпускало свои книги, в которых повторялись факты, которые и так всем известны, с одной целью – заявить о себе через полтавскую тему, пока она свежая и горячая. Для таких дельцов от истории главное это как говорится “рубануть бабла” вовремя, ведь уже через неделю о юбилее Полтавы, среди широкой общественности, уже никто не вспоминал.
Но я надеюсь, что этот фильм не создавался по такому принципу. Да и о какой выгоде можно говорить, если чувствуется, что этот мало бюджетный фильм снят на личные деньги энтузиастов.
Теперь перейдём непосредственно к фильму. Начало его выглядит следующим образом:
За вступительной молитвой следует череда картинок из шведской книги об армии Карла XIIKaroliner” с закадровым текстом, рассказывающим предысторию событий Северной войны (1700-1721 г.) до тех о которых говорится далее. Затем голос за кадром рапортует короткую автобиографическую справку о военной службе полковника Алексея Степановича Келина, направленного в Полтаву накануне осады комендантом.
Вот здесь и начинаются первые исторические ляпы. Упоминается участие А.С. Келина в осадах Нотебургской (1702 г.) и Ниеншанской (1703 г.) крепостей, а также в сражении при д. Лесной (1708 г.). Но дело в том, что А.С. Келин в этих событиях не участвовал и это подтверждается историческими фактами. Движемся далее.
На экране картинка, актёр в несуразном парике сидит за столом украинской хаты и многозначительно молчит. Видимо он изображает Алексея Келина в мучительных раздумьях о судьбе Полтавы. В сведениях о самом городе тоже закралась ошибка. Во время описания городских строений входивших в состав её крепости на момент осады (весна 1709 г.) идёт перечисление городовых построек 1735 года из “Реестра Полтавской полковой канцелярии про количество дворов в Полтаве”. Разница в 26 лет достаточно значительна, тем более, что эти цифры даются со слов А.С. Келина, дневником которого, по утверждению создателей фильма они пользовались.     
Здесь мы переходим к самому интересному. В своих интервью режиссер фильма С. Гавриленко неоднократно говорил (цитирую): “Дневники коменданта Келина находятся в наших руках”. Мне стало очень интересно, ведь этот документ, который упоминается у историка петровского времени П. Крекшина и со ссылкой на него у И. Голикова, видимо был утерян безвозвратно. Неоднократные поиски этого артефакта, в том числе и первым директором музея Полтавской битвы И.Ф. Павловским в начале XX века, не привели к каким либо результатам. И здесь такое сенсационное заявление. Честно говоря, я приобрёл этот DVD-диск только в любопытстве узнать правду о сенсационной находке. Но что, же я увидел и услышал в результате?
Читаемый за кадром текст, выдаваемый за дневник полковника А.С. Келина, является всего лишь цитированием т.н. “Дневника военных действий Полтавской битвы” который приписывают перу всё того же знаменитого фантазёра Петра Крекшина.
А актёр, изображающий А.С. Келина, продолжал удивлять. В синих шароварах он бегал в бессмысленных метаниях по берегу реки. Я так и не понял для чего? На экране появился портрет Автонома Михайловича Головина – видного деятеля петровской эпохи, а в это время шёл рассказ о прорыве в осаждённую Полтаву отряда бригадира Алексея Алексеевича Головина. Какое отношение имеет Автоном к Алексею? Опять не понятно.
Актёр, наконец, заговорил. Появилась актриса в украинском народном костюме изображающая полтавскую жительницу - Глашу. По непонятной причине персонаж полковника А.С. Келина радуется переходу русских войск через реку Ворсклу  и просит принести ему камзол. Наверное, он готовился встречать в гости царя Петра, хотя по идее должен был готовиться к отражению шведских нападений, согласно с указами государя, посылаемыми ему неоднократно накануне генеральной баталии.
Да, исторических ляпов в фильме достаточно много и это печально. Ведь тема очень интересная и практически не освещаемая в кино и на телевидение.
К положительным моментам фильма, оставившим приятное и не забываемое впечатление, хочется отметить видео-рассказ о Чудотворной Каплуновской иконе Божией Матери. В этом эпизоде чувствуется рука мастера, и даже сам видео ряд играет приятным цветом. К сожалению, история иконы никакого отношения к А.С. Келину и обороне Полтавской крепости в 1709 году не имеет и как мне кажется, достойна отдельного фильма об этом величайшем Божьем творении. Вообще главным лейтмотивом повествования нужно было выдвигать именно эту историю, а не чтение несуществующего дневника А.С. Келина. В таком случае фильм приобрёл бы более интересный и осмысленный вид. 
Отдельное спасибо полтавскому художнику Евгению Путре за его иллюстрации демонстрируемые в фильме. Человек, подаривший потомкам изображения героического Алексея Келина, вызывает у меня как любителя русской истории чувство глубокого уважения. Спасибо Вам большое.

В заключении хочется сказать, что когда пошли финальные тиры я подумал: “А за что я заплатил деньги?” и тут же сам себе ответил: “Сам виноват, никто не заставлял покупать этот диск”. Единственное  спасибо за историю о Каплуновской Чудотворной иконе и Е. Путре за его прекрасные рисунки.

среда, 23 марта 2011 г.

“МАШИНА С КРЮКОМ” ЗАЩИТНИКОВ ПОЛТАВСКОЙ КРЕПОСТИ




«Машина с крюком»: инженерные механизмы, используемые русским гарнизоном во время обороны полтавской крепости весной 1709 г. 
(Из материалов III Всероссийской конференции ЦИИФ /7 ноября 2010 г., Москва/) 
Автор: Иванюк С.А. 

В 2009 г. отмечался 300-летний юбилей Полтавской битвы, имевшей большое значение для развития российской государственности. 27 июня 1709 г. русские войска под предводительством царя Петра Великого осуществили сокрушительный разгром шведской армии короля Карла XII.
Можно сказать, что Полтавская виктория была одержана не только на поле сражения. Победе способствовал ряд стратегических и тактических успехов русской армии. Одной из её составляющих была предшествовавшая сражению оборона украинского города-крепости Полтава в апреле-июне 1709 г. Гарнизон крепости под руководством мужественного коменданта Алексея Степановича Келина отразил неоднократные атаки города войсками Карла XII и своей стойкостью дал возможность русской армии подготовиться к генеральной баталии.
Русские инженеры, находившиеся в крепости, тоже вносили свой вклад в общее дело организации обороны Полтавы. В повышении обороноспособности крепостных укреплений значительны заслуги военного инженера Андрея Юрьевича Телепнева. Это под его руководством в осаждённом городе возвели дополнительные фортификационные сооружения до начала осады крепости. В работе Л.-Н. Алларта «Историческое описание Северной войны» среди инженеров-фортификаторов крепости, кроме А. Ю. Телепнева, упоминается также француз подполковник Тарсон.
Помимо привычных способов инженерной защиты крепости, гарнизон Полтавы применял и весьма экзотические. Так, в «Дневнике военных действий Полтавской битвы» есть любопытная запись, датированная 25 апреля: «При Полтаве проходящих сапами земляной вал сделанной машиною с крюком вынуто из сапов 11 человек без потеряния от войска Царского Величества ни одного человека, да в сапах вала найдено тем же инструментом побитых до 24-х, а протчие убежали. Таким образом неприятель сапами доставать крепости отменил и только единым метанием бомб приводил в несостояние, а артиллерию при оной атаке имел малою».

 Работа "Машины с крюком" полтавского гарнизона в действии. Худ. Е. Путря.
 
Исследователи «Полтавского периода» Северной войны никогда не давали пояснения этому инженерному устройству защитников крепости. Попытаемся восполнить этот пробел.
Что же собой представляла эта «машина с крюком»? Наша история сберегла сведения о том, что во время защиты своих крепостей русские воины применяли специальные инженерные устройства — крепостного очепа, который препятствовал ведению неприятелем подкопов под городские стены.
В 1581–1582 гг. войска польского короля Стефана Батория осаждали Псков и пытались подкопать крепостную стену. Отражая неприятеля, псковичи успешно пользовались так называемыми «крюками», которые опускали с городских укреплений. Об этом рассказывает «Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков», написанная участником обороны города иконописцем Василием. В частности, в ней говорится: «бояре и воеводы и с мудрыми первосоветники… великие кнуты повелеша на шесты навязати, по концам же привязывати повелеша железные пуги [в Псковской области так называют пастуший кнут — С.И.] с вострыми крюки. И сими кнуты, егда из града за стену противу литовских хвастливых градоемцов за ризы их и с телом хваташе, и теми их из-под стены вытергаше; стрельцы же… из ручниц телеса их клеваше».
Дополнительная информация по этому вопросу, с противоположной стороны, содержится в записях польского хрониста XVI–XVII вв., секретаря С. Батория в 1582–1586 гг., Р. Гейденштейна, который в свою очередь ссылался на документы из канцелярии короля и архив гетмана-канцлера Я. Замойского. Он пишет: «венгерцы достигли того, что, развалив нижнюю часть стены, поместились там и были прикрыты как бы щитом, и осажденные более не могли их беспокоить…; тогда неприятели из города… стали спускать огромной величины бревна, со всех сторон обитые железными зубцами и прикрепленные железными цепями к длинным шестам; неприятели, потрясая ими, действовали так искусно, что все, находившиеся на работе, получали снизу направленные удары как бы плетью, вследствие чего эти бревна причиняли большие несчастия».
Есть сведения о применении таких приспособлений и в XVII в. Донские и украинские казаки, обороняясь в 1641 г. в осажденном Азове от турецких войск, применяли в этих же целях «очепы» с железными крюками. Вот что говорится об этом в книге А. С. Орлова “Сказочные повести об Азове. История 7135 года”: «И увидели мы в одном месте под стеною турки стену керками и обухами ломают… Атаман же, велми мудр, скоро велел казакам принести кряж и указал им, как очапы зделать, и на концах привязать железные крюки, и те очапы со стен вдруг опущати и назат очапами на стену таскати турок. И видевшие турки казачью мудрость, недоумеваютца мудрости их, и видят, что снопы из под стен на ужищах к верху летают, и многих таскали… Казаки теми очапами натаскали турок в Азов сто тритцать человек. И турецкия паши вопрошаху [спрашивал — С.И.] турок: “что вы были под стеною, как и чем казаки турок таскают?”. Они же сказах: “привязаны на концах ужища по крюкам, тем нас влачаху”»
Известно, что в «Азовском сидении» 1641 г. принимали участие донские и запорожские казаки. Вполне возможно, что казацкая молва принесла сведения об этой чудо машине и на валы Полтавской крепости, а А. С. Келин умело ими воспользовался.
В «Толковом словаре живого великорусского языка» В. М. Даля есть объяснение, что «очеп» означает «оцеплять». Это слово, в свою очередь, имеет одно из значений как «оцеп» (журавец, журав, очеп, перевес). Здесь же разъясняется что это: «бревно, слега или жердь, положенная рычагом на бабу, разсоху, и обычно на пропущеное поперек веретено, для опуску и подъему»
Из выше сказанного можно сделать вывод, что «машина» защитников Полтавской крепости включала в себя, видимо, три главные составные части: рычаг, цепь и крюк (крюки). Устанавливалась она на оборонительной ограде. Обслуживали её специально обученные воины, как правило, физически крепкого телосложения, так называемые «хватальщики». При помощи рычага они опускали цепь с крюком в крепостной ров и захватывали там неприятельских солдат. Нажимая затем на рычаг, они поднимали их, разворачивали «машину» и перебрасывали захваченных в крепость. Возможно, крюки могли крепиться и на деревянную колоду, которая в свою очередь опускалась в ров и также захватывала осаждавших крепость солдат. 
 
"Машина с крюком". Реконструкция С. Иванюка.